Среда, 2017-12-13, 8:30 AM
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Андрея Скоробогатова

Proza

Главная » Статьи » Рассказы вне циклов » Рассказы с конкурсов

Фото негритянок
   Солнце падает в далёкое море на западе, разбросав тени по шиферным крышам крохотной казачьей заставы рядом с парой нефтяных вышек. Хорунжий чистит охотничий карабин в прихожей.
   - Папа, Папа! - сынишка вбегает в избу, размахивая чем-то светящимся, небольшим. - Смотри, что нам в школе выдали! На хелипоптере привезли!
   - Не хелипоптере, а хеликоптере, - привычно поправляет сына хорунжий, осторожно ставит ружьё в угол и поворачивается. - Что там у тебя?
  
   * * *
   Егор свернул с Уктусского переулка и нырнул в мрачный, исписанный матерками холл станции подземки. "Екатеринбургскую" построили лет пять назад, она стала конечной на Коптяковской линии, и, как и любая окраинная станция, служила прибежищем люмпам и прочему сброду. Егор добавил громкости в карманном репродукторе - когда индустриальный джаз играет громко, идти мимо подобной толпы не так страшно. Аппарат старый и распространённый, "Рига-96", всего на двадцать песен. На такой не позарится даже самый голодный бандюган, ибо продать его нереально.
   Иногда Егору кажется, что он многое бы отдал, чтобы жить в какой-то другой реальности. Например, в которой "Екатеринбургская" - центральная станция. А сам Екатеринбург - не мелкий пригород гигантского Верхнеисетска, известный разве что расстрелом Владимира Ильича, а серьёзный, самостоятельный город. Но реальность, как и времена, не выбирают.
   - Эй, парниша, - люмп отделился от толпы собратьев и перегородил ему путь. - Не поделишься копеечкой?
   Музыка играла громко, но знакомую фразу несложно прочитать по губам.
   - Нет, спасибо, - проборомотал Егор и ровно продолжил путь, пытаясь не обращать внимания.
   Толчок в плечо прервал движение и заставил развернуться к "товарищам" лицом. Главному люмпену примерно столько же, сколько Егору - не больше двадцати трёх. На нём поношенная манчжурская фуфайка с четырьмя полосками и неожиданно модные прусские кеды. Четверо остальных - помоложе, не больше двадцати.
   - Пролетариат не ценим? - обозлился люмпен. Пара его товарищей неторопливой походкой направилась к нему на подмогу, пытаясь окружить Егора.
   - Почему же, ценим, - Егор вынул наушник из уха, пытаясь выглядеть уверенно. - Сами, знаете ли, не из великородных, личные дворяне.
   - Вот как? - люмпен нацепил надменно-учтивую маску. - И каков чин?
   - Системный секретарь. Служу в Западно-сибирском Нефтяном Картеле.
   Иногда фразы про картель бывает достаточно. Нефтяников многие из низов - вполне резонно - почитают за мафию и остерегаются.
   - В картеле? - оживился люмп. - У меня там двоюродный брат сторож. А системный секретарь - это чего?
   - Это системщик. Специалист по вычислительной сети.
   - О, по сети! - злоба на лице люмпена окончательно сменилась интересом. - А роликов мне новых запишешь? У меня у друга есть комп.
   Егор кивнул. Он терпеть не мог, когда рихнер называли "компом", и мог долго дискутировать о правильности названий, но с люмпами лучше не спорить:
   - Постараюсь, но не обещаю. Я же простой системщик, не старший. Мне доступа в Имперсеть пока нет, только в районную. А за незаконный доступ - каторжные работы, как и за воровство фильмов. Сошлют ещё чукчей гонять...
   - Не понял?! - стоящий справа второй люмпен, восемнадцатилетний рыжий, сжал кулаки и злобно нахмурился. - Ты что нам, отказываешь?
   - Утихомирься, Сёма, - главарь грустно отодвинул товарища. - Всё с ним ясно, обычный десятый класс. Их не пускают.
   Двадцать копеек всё же пришлось отдать.
  
   * * *
   В метро скучно. Две коллежские дамы лет семидесяти привычно рассуждали о том, при ком жилось лучше - при Константине II-м или при Екатерине III-й. При этом аргумент в пользу выигранной Константином Русско-Польской привычно опровергался проигранной Второй Японской. Егору, несмотря на привычные для системщика анархические взгляды, были одинаково симпатичны оба исторических лица. Дальний Восток, как учили Егора в школе, всегда был обузой для Империи, а основанная буферная Республика Берингия всё равно осталась финансово зависимой от России. Тем более, когда "Белые Лебеди" могут доставить боеголовку за один перелёт в любую точку полушария. Екатерину III-ую он, как и большинство его ровесников, ещё в отрочестве запомнил по знаменитой эротической сессии, снятой в начале 70-х. Императрица царствовала недолго, но мировая сексуальная революция обязана именно ей.
   Правда, при Николае IV-ом всё стало по-другому. Кодекс Морали и церковные реформы вернули общественную нравственность в стране на уровень конца девятнадцатого века, оставив "загнивающему западу" мини-юбки и электроджаз. Егор родился уже в "нововикторианстве", воспитывался в духе традиций, и даже соблюдал пост - правда, очень странно и выборочно. Не ел мясо и не смотрел телевизор по понедельникам, средам и пятницам, хотя от рыбы не отказывался и в стратегии со "стрелялками" резался. Ко всему этому следовало добавить не вполне подобающую чину неформальную внешность, и становилось понятно, почему у титулярного советника Картеля по этике Егор вызывал определённые подозрения.
   В подземке Егор продолжал слушать индустриальный джаз и размышлять о странной реакции люмпенов. Мысль полетела дальше - он задумался о судьбе и должности, им занимаемой.
   Да, он всего лишь системщик, окончивший Уральское Высшее Техническое Училище. Системный секретарь - это по Табели десятый класс. Тот же заурядный десятый класс, что и коллежский секретарь, казачий сотник и флотский мичман. Конечно, это намного лучше, чем системный техник - двенадцатый класс, или лаборант-практикант - тринадцатый класс. Но гораздо хуже старшего системщика, системного поддиректора или системного директора - последний относится к седьмому классу и привычно имеет четырёхэтажный особняк на берегу Шарташа.
   Десятый класс в трёхмиллионном (с пригородами) Верхнеисетске имеют тысяч четыреста. С другой стороны, подумалось Егору, Пушкин и Тургенев были коллежскими секретарями. И чин системный - не совсем то, что чин статский. Лицо невысокое, но начальствующее. Немногие его ровесники из провинции в двадцать три имеют в подчинении бригаду из двух техников-лоботрясов и получают девяносто пять рублей в месяц, когда поездка на метро стоит три копейки. Если бы Егор не был столь ленив, уже давно мог позволить себе и японский мобиль, и двушку в центре, или в каком-нибудь элитном Шувакишском, но лень и инертность не позволяли ему переехать. Правда, фраза "жениться бы вам, барин" звучала вокруг всё чаще, что заставляло иногда задуматься о карьерном росте и "серьёзной жизни".
   - Остановка "Ганин Проспект", - прозвучал наверху голос милой барышни, и толпа вынесла Егора на перрон.
   Из заднего вагона вышел напарник Егора - Расуль Мадисович. Егор заметил и подождал его, позволив толпе утечь на эскалаторы.
   - Здорово, Егор Дмитрич, - тридцатилетний системщик пожал руку. Он трудился в "железячном" отделе, а Егор - в "программном". - Слышал новость дня?
   - Не успел посмотреть новости. Что такое?
   - Джон Стивс с министром по Имперсети подписали договор о сотрудничестве и собираются строить магистральные каналы из Румынии в Одессу. Ты понимаешь, что это значит?!
   - Нет, не понимаю. Джон Стивс - это же...
   Они уже перешли перрон и ехали на первом эскалаторе.
   Трёхсотметровая башня Картеля находилась прямо над станцией, и впереди было ещё два эскалатора и лифт. "Ганина яма", шутили про эту станцию. Самый элитный и современный микрорайон вырос на месте рудника, в котором были спрятаны тела убитых в семнадцатом году Ульянова и Каменева. Недавно генерал-губернатор в знак примирения с прошлым позволил потомкам ссыльных большевиков установить памятную стелу в память о Ленине, которая стояла теперь перед самыми окнами Егора.
   И тут и там были заметны сотрудники, отмечавшие системщиков почтительными кивками. Расуль огляделся по сторонам и продолжил в полголоса.
   - Это новый директор Бритнэта. Это значит, что Бритнэет и Имперсеть скоро объединяться, как это планировалось ещё в девяностые. А раз объединятся, то нашу Его Императорского Величества Глобальную Вычислительную Сеть придётся реформировать, делать её более открытой, обеспечивать совместимость и так далее.
   - На кой чёрт им это понадобилось?
   - Спросим у начальства. Евгений Петрович наверняка знает.
   - Кэп точно в курсе.
  
   * * *
   Начальство не только было в курсе, но и решило к вечеру устроить по случаю исторического момента собрание, подтянув народ из дочерних контор. В небольшом зале собрались системщики всех отделов и чинов, начиная с десятого - девять рядовых системщиков вроде Егора, четверо старших и системный поддиректор Верхнеисетского подразделения, Евгений Петрович.
   Закрытое совещание системщиков крупного предприятия - вещь всегда немного неформальная и больше смахивает на подпольную сходку анархической партии или мафиозного синдиката. Половина при параде, но носит либо длинные козлиные бороды, либо "осьминожьи" усы, другая же половина вообще одета не "по-корпоративному", в жёлтые сюртуки с морскими котиками, лосями и другой профессиональной атрибутикой. Единственная дама, Рита из отдела дизайна, крашеная в фиолетовый цвет и одетая в обтягивающее платье-"готику", привычно ловила влюблённые взгляды неженатых коллег. "По уставу" из-за необходимости ходить на совещания директората был одет только Евгений Петрович, да и у того в мочке левого уха торчала пиратская серьга с черепушкой, за которую подчинённые уважительно звали его "Капитан Джон".
   Если добавить к этой картине отсутствие полагающегося на подобных мероприятиях титулярного советника по этике, совещание приобретало ещё более подпольный характер. Советнику доложат позже - дотошного старика, сующего свой нос во все дыры, вполне разумно опасались даже поддиректора. Картель - государство в государстве, а титулярный советник по этике - длинная рука Тайной Канцелярии.
   - В общем, для тех, кто не понял, ситуация следующая, - сразу начал поддиректор. - Чтобы досадить японцам, Бритнэт и Имперсеть в течение пары лет объединяются в Глобальную сеть. Ускорится работа над совместимостью форматов данных, разработка переводчиков, новых средств общения и тому подобного. Но это не главное. Принято решение о серьёзных реформах в области связи. Информационные средства дешевеют, районные сети растут, сохранять нынешнюю архитектуру Имперсети как закрытого средства обмена письмами более неуместно. И так уже слишком много лазеек для копирования. Потому Министерство Связи выпустило тайную директиву о частичном допуске к журналам Имперской сети чинам низших классов, в том числе десятого...
   - УРА! - прервали речь начальства девять глоток системных секретарей.
   - Но только в учебных целях! - пригрозил пальцем поддиректор. - И по часу в день, после рабочего дня, по расписанию, будем открывать Имперсеть на ваши рабочие машины.
   - А как же мы? - хмуро спросил Аркадий из нижнетагильского офиса. - У нас же канал узкий, мы...
   - Это всё технические моменты, - отмахнулся Егор. - Главное, теперь свобода.
   - И свобода, и ответственность, - хмуро сказал один из "старшаков", Олег Григорьевич. - Сперва изучи "Правила пользования Его Императорского Величества Глобальной Вычислительной Сетью", шестьдесят страниц для служебного пользования. Кстати, надо бы распечатать ещё несколько экземпляров...
   - Когда, с этого вечера? - нетерпеливо спросил Расуль.
   - Эй, притормози! - прикрикнул Олег Григорьевич. - Сам же понимаешь, не всё сразу. Нам ещё нужно учётные записи настроить, политики безопасности поменять. Договориться с советником по этике, всё проверить и так далее, а дел невпроворот.
   - Со среды? - предложил Евгений Петрович.
   - Со среды, - согласились остальные.
  
   * * *
   Нельзя сказать, что Егор ни разу не видел Имперсети. Во-первых, было несколько занятий в Высшем Училище, перед которыми они давали подписку о неразглашении. Во-вторых, пару раз он заходил в кабинеты к "старшим" и начальству, и у них Имперсеть была. Ну и, в третьих, в последние пару лет очень многие материалы глобальной сети разбежались по районным сетям, кое-где умельцы даже устанавливали собственные сервера с "зеркалами" популярных И-журналов и страниц.
   Разумеется, инструкция была прочитана Егором по-диагонали. Он никогда не выносил нудного языка официальных документов, тем более, когда они говорят о чём-то техническом. То ли дело копии с форумов, растиражированные по локальным сетям - обычный разговорный язык, всё ясно и понятно.
   В среду никто с работы уходить не собрался. Со звонком, означающим окончание рабочего дня, Егор побежал по коридору в кабинет к Олегу Григоревичу и обнаружил там ещё четырёх "рядовых" системщиков - Риту, Алексея, Расуль и Павла, а также двух техников. Техники сразу получили отворот-поворот, а остальным Егор раздал на маленьких бумажках имена и пароли от обозревателя.
   Егор вернулся в комнату, нажал сенсором по строке обозревателя в списке программ и ввёл имя с паролем. Бумажку бросил в уничтожитель.
   Что делать дальше он, по сути, мог только догадываться. Он слышал, что существуют специальные поисковики, позволяющие искать информацию в журналах, но ни разу ими не пользовался. После пяти минут неудачных попыток ему пришлось отлучиться от рихнера и забежать в соседнюю комнатку к Рите.
   На экране девушки был фильм - ролик последнего запуска лунного челнока-электроракеты с Каспийского космодрома.
   - Это же показывали по телевидению. Давай поищем что-то интереснее. Как ты нашла?
   - Набрала в адресной строке "поиск.01", и в нём сделала запрос про космодром. Ты что, не читал правила?
   - А, точно, - Егор почесал затылок. - А есть что-то более редкое?
   - Я зашла в Императорскую энциклопедию и прочитала про сумчатых, - с серьёзным видом заявила Рита. - Оказывается, кускус - это не только блюдо, а ещё и животное из Новой Гвинеи.
   Егор подкатил второй стул, сел рядом и остановил фильм.
   - Нет, это ерунда. Давай... что-нибудь про мобильники. Показывали, что скоро по ним можно будет смотреть ТВ и отправлять внутригородские сообщения. Или про вооружение. Про световолновое оружие. Или летающие крепости.
   Рита поморщилась. Как и большинство барышень, оружие её мало интересовало.
   - Друзья, я такое нашёл! - сказал вбежавший в комнату Расуль. - Оказывается, Бритнэт уже давно подключен! Объединение - фикция, просто потому что взаимодействие и взаимопроникновение сетей просто уже невозможно стало скрывать.
   - Ерунда какая-то. Договор же только подписан?
   Расуль оттолкнул Егора от консоли и стал что-то быстро набирать на клавиатуре. Через пару минут на экране открылась страница форума с красным текстом:
   "Дорогие товарищи! Доколе власти будут врать и скрывать от нас истины? Бритнэт и Имперсеть проектировались одними и теми же программистами в 1980-х годах, протоколы связи изначально были совместимы друг с другом и создавались как основа для электронной торговли и документооборота. Биржи, картели, консорциумы и Тайная Канцелярия не могли бы работать без единой сети, а электронная почта, журналы и прочее - всего лишь фикция для отвода глаз, дополнительные возможности. Но не будем же углубляться в детали, главное для нас - что все ресурсы британской сети всегда были и будут доступны для всех россиян, и для того, чтобы попасть на их журналы, требуется лишь установить на ваш рабочий стол инструкции и набрать на английском..."
   - А это разрешено? - спросил Егор?
   - А кто его знает? - пожал плечами Расуль. - Сейчас всё будет меняться. К тому же, раз это есть на форумах, и никто не стёр, то кому-то это надо?
   - Я слышала, есть запрещённые форумы. Их стирают, а авторы всё равно подключаются к сети - из Дальнего Востока или Маньчжурии.
   - Коллеги, давайте разойдёмся по кабинетам, чтоб не вызывать подозрения, - предложила Рита. - Конечно, мужская компания мне приятна, но...
   Егор кивнул, перечитал ещё раз инструкцию с форума и отправился к своему рихнеру.
   Он плохо знал английский - большинство программ в Картеле писались или на русском, или на немецком. Но соблазн попробовать был велик. Наконец, Егору удалось установить инструкции и выйти на английский поисковик.
   "Enter the query string", - было написано под чёрной строкой.
   Он попытался набрать несколько запросов на немецком: "Bewaffnung", "Mobile Einheit", но поисковик выдавал какие-то странные журналы с текстами на английском, где немецкие слова употреблялись лишь пару раз. Неожиданно в голову пришла оригинальная идея. Егор сорвался с места, подбежал к общей библиотеке и вытащил толстенный Русско-Английский словарь. Пробежал по страницам, после чего нервными движениями набрал в поисковой строке:
   photo of naked negresses
   У Егора получилось с первого раза. Картинки замелькали по экрану. Сердце забилось быстрее. Секунды стали растягиваться в часы.
   Сколь бы колоссальным не были задачи по строительству глобального разума, думал Егор, разум мужской всё сведёт к одному. К обмену изображениями обнажённого женского тела.
   - Егор!! - послышался вдруг голос Риты из соседнего кабинета. - Титулярный советник!
   - Так, кто у нас тут порнографией увлекается?!
   Егор испуганно выключил обозреватель. Титулярный советник ввалился в кабинет вместе с охранником внутренней службы Картеля.
   - Ты что, не читал правила? - горбатый старик сверлил Егора рыбьими глазами. - Думаешь, не вижу? Мне же потом отчёты посещённых страниц в Канцелярию сдавать!
   За спиной старика показался "капитан Джон". Поддиректор молча стоял, скрестив руки на груди. Егор посмотрел на начальника умоляющим взглядом.
   - Евгений Петрович... Я отработаю!..
   - Отработаешь. Думаешь, мы про Бритнэт не знаем? Все знают! Но смотреть неглиже на работе, да ещё и в пост!.. Ничего не могу сделать.
   - Надеть наручники! - скомандовал титулярный советник. - И на барышню тоже.
  
   * * *
   - Папа, Папа! - сынишка вбегает в избу, размахивая чем-то небольшим и светящимся. - Смотри, что нам в школе выдали! На хелипоптере привезли!
   - Не хелипоптере, а хеликоптере, - привычно поправляет сына хорунжий, осторожно ставит ружьё в угол и поворачивается. - Что там у тебя?
   - Мобильник! Умный! С и-нетом! - говорит сынок, протягивая светящийся аппарат.
   Скупая слеза бежит по бородатой щеке хорунжия. Он вертит в руках мобильник с символикой Республики Берингии и надписями на русском, английском и японском. Грубые пальцы неумело царапают сенсорный экран. Во времена его юности, в начале двухтысячных, о таких можно было только мечтать.
   - Папа, а за что вас с мамой на Аляску из России выслали?
   - Эх, сынок, - Егор давно боялся этого вопроса. Он кладёт мобильник на пол, усаживает сына на колени, лохматит ладонью его пыльные волосы. - Маленький ещё, вот подрастёшь...
   - Ну папа!! - обижается сынишка. - У Васи вон за воровство, у Лизы за измену.
   - Как бы тебе объяснить... Это всё негритянки виноваты.
  
  
Категория: Рассказы с конкурсов | Добавил: Silvester (2013-08-06)
Просмотров: 1557 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Ссылки

  • Фестиваль и издательство "Аэлита"
  • Категории раздела

    Вход на сайт

    Поиск

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0