Среда, 2017-12-13, 8:24 AM
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Андрея Скоробогатова

Proza

Главная » Статьи » Рассказы вне циклов » Рассказы с конкурсов

Лимонадный Евгений
  - Не хотите лимонаду? - вкрадчиво проговорил старик беззубым ртом, стукнув по барной стойке странной бутылкой без этикетки. Улыбка, меж тем, была вполне дружеская.
  Сергей принял бутылку из рук владельца кафе и насторожился. Старик Евгений почитался в здешних краях безумцем, Алябьев этого не знал, но уже смутно начинал догадываться.
  
  
  Потёртая шляпа, старинные вельветовые штаны, напоминавшие о перестройке и гласности, выдавали в Старике Евгении заядлого пижона и нонконформиста. В поселке Светлый о старике знал почти любой. Ещё бы - личность легендарная. Прошёл Афган, две чеченские, сумел в пятьдесят лет, в двухтысячные, два раза жениться и столько же развестись. В конце концов, открыл бизнес и ушёл отшельником жить в одинокое придорожное кафе, пристроившееся на утёсе, почти у самого въезда с моста, ведущего с острова на материк.
  Вообще, после того, как в две тысяча двенадцатом штат продали обратно, чтобы погасить государственный долг США, жить сюда поехали только самые отчаянные романтики. Через одиннадцать лет приток иммигрантов сюда почти сошёл на нет. Большинство россиян ехать на другую сторону земного шара побаивались, потому что, по слухам, в Автономной республике Аляска зверствовал коммунизм.
  Семейка Алябьевых была не из их числа. Её старинный микроавтобус с прицепом проделал долгий путь через всю Сибирь и Дальний Восток, откуда теплоходом семью доставили до Анкориджевска. Последний участок пути закончился ранним утром, когда микроавтобус, проехав мост, завернул на стоянку у придорожного кафе "Старик Евгений".
  - Ну, как у вас много волков? - осторожно спросил Сергей.
  - А зачем нам волки? - скосил на бок голову старик. - Нам и без них хорошо.
  Сергей чтобы не казаться невежливым или непонятливым добавил:
  - Ну... просто в Анкориджевске нам сказали, что в здешних краях много волков.
  - Гризли! - рявкнул Старик Евгений. - Вот их полно. А ты пей, пей лимонадик.
  Алябьев недоверчиво посмотрел на бутылку и осторожно сделал глоток. В следующий момент его глаза полезли на лоб, и он выплюнул, закашлявшись, ядовито-жёлтую жидкость на линолеум.
  - Сколько... Сколько тут градусов?
  Старик Евгений пожал плечами и ответил:
  - По-разному. Иногда крепким выходит, а иногда и легким, как винцо, - он взял бутылку, плеснул немного в заляпанный стакан и, быстро его осушив, заметил. - Сейчас и, правда, крепковат.
  Сергей было подумал, что своим поведением невольно обидел хозяина кафе. Но Старик выглядел так, будто ему все равно, понравился ли новому посетителю его лимонад (а какой это, к черту, лимонад - настойка лимонная) или нет. Евгений с индифферентным видом стал протирать стаканы.
  - Куда путь держишь, сынок? - спросил владелец кафе.
  - В Северный Турн, к заводам. Там, поговаривают, всегда люди нужны, - Алябьев тяжело вздохнул. - Если в Турне работы не найду, придется двинуться дальше. На мне семья.
  - А, собственно, какую работу ты ищешь?
  Сергей пожал плечами.
  - Инженер я. По диплому. А так много профессий сменил. И сталью торговал, и сайты делал. Чиновником был. В общем, мастер на все руки, - Сергей улыбнулся, дабы ободрить самого себя. Кого он пытается обмануть, неудачник он. Обычный неудачник. Потому и сбежал с семьей в далекую Аляску, а не остался на "Большой земле", как все нормальные люди.
  Старик Евгений отвлекся от стаканов и снова налил себе лимонадика. Пил он это пойло точно воду: жадно, большими глотками.
  - То есть тебе все равно, кем работать? - спросил Старик.
  - Получается, что да, - вынужден был признать Алябьев.
  - Тогда почему бы тебе не работать на меня? - Старик, не моргая, пронзительно смотрел на Сергея. Алябьев в это время пытался понять, было ли неожиданное предложение шуткой или же странный владелец кафе говорил на полном серьезе.
  Возникшая пауза начала затягиваться, поэтому Сергей был вынужден выдавить из себя неловкое:
  - Ну, я даже не знаю...
  - А что тут знать-то! - вспылил Евгений. - Впереди тебя в лучшем случае ждет тяжелый труд, на каком-нибудь пыльном заводе, где ты будешь получать мало, а работать много. Все эти, блин, стахановские идеалы. В Светлом хорошо. Куда ни глянь сплошь дали лесные. И народ тут хороший.
  Потом хозяин кафе погрустнел и, понизив голос, продолжил:
  - Стар я уже. А помогать мне некому. Была бы семья, дети... - в мгновение меланхоличная задумчивость старика испарилась, и он грозно взглянул на Сергея. Алябьеву под его взором аж захотелось встать в стойку смирно и закричать "Так точно, товарищ лейтенант!". - Но что я тут тебя уговариваю! Не хочешь работать на меня, так и не надо. Больно ты мне нужен.
  И после этих слов все сомнения Сергея рассеялись.
  - Я согласен, - пробормотал он.
  
  Жена Сергея, Варвара, недолгое время сопротивлялась желанию мужа остаться, но потом согласилась, при условии, что через полгода они переедут в сам посёлок Светлый. Дочь Владислава и маленький сынишка Пётр расположились на чердаке, а родители заняли пустующую большую комнату на нижнем этаже. Безлимитный Интернет, обогревалка и садовый душ - всё, что нужно для нехитрого семейного счастья. Жить в пустующем домике старика Евгения было куда лучше, чем на съёмных квартирах - денег на строительство своего дома, или на покупку квартиры у семьи не хватало, а старик был готов содержать семью бесплатно, при условии, что будут помогать по хозяйству.
  Владислава уже успела в семнадцать лет, перед переездом, поработать официанткой в кафе, и перспектива работать барменшей её нисколько не испугала.
  После того, как семья перенесла свои вещи в дом, отец поехал за продуктами.
  - Девонька, - с хитрым прищуром сказал старик Евгений, инструктируя её перед работой. - Слушай меня внимательно. Придёт незнакомый кто, ты ему сперва лимонада из тех коробок подавай. Пускай выпьет, голубчик.
  - Зачем? - с удивлением спросила девушка.
  - Надо так! - рявкнул безумец. - Мало ли кто зайти может.
  Девушка подошла к старым картонным коробкам и достала одну из бутылок. Стеклянная бутылка была странная - похожая на старую советскую, из-под кефира. Жёлтая мутная жидкость плескалась в ней, и девушка осторожно положила бутылку обратно.
  - Откуда вы берёте эту гадость?
  Старик Евгений покачал головой.
  - Потом покажу.
  - Дядя Евгений, - спросил подбежавший Пётр. - Неужели вы один всё это время кафешку держите?
  Старик устремил взгляд в окно и пробормотал.
  - Были помощники...
  - И где они сейчас? - спросила Владислава.
  - Были, да сплыли! - снова рявкнул старик и пошёл к выходу. - Побудьте пока здесь. Мне нужно кой-чего проверить.
  - Странный он какой-то, - сказал Пётр. - Пойду пошпионю за ним.
  - Нормальный дядька, - хмыкнула девушка. - Просто живёт один. Ты смотри, осторожнее, не хватало ещё заблудиться.
  Пётр выбежал из магазинчика, а Владислава осталась протирать барную стойку.
  Не прошло и десяти минут, как девушка услышала звук двигателя. Обычно, в это время дня дорога с моста пустовала, поэтому Владислава решила, что вернулся отец. Она вышла из-за стойки, выглянула в окно и увидела, как у "Старика Евгения" останавливается светло-серый пикап.
  "Первый посетитель", - обрадовалась девушка. Владислава вернулась на свое рабочее место, поправила фартук, поставила поближе бутылку с фирменный лимонадом Старика Евгения.
  Вошедший в кафе был обычным мужчиной: среднего роста, русыми волосами в утепленной джинсовой куртке. Посетитель пересек кафе, уселся у стойки и попросил на вынос сэндвич с тунцом и колу.
  - Не хотите ли выпить лимонада, пока ждете ваш заказ? - предложила, как и просил Евгений, Владислава. Однако бутылку на всякий случай показывать не стала. Любой нормальный человек без раздумий откажется, взглянув на подозрительную тару.
  Посетитель отказываться не стал. Владислава налила лимонад в высокий стакан, украсила его долькой лимона, кинула пару кубиков льда и вставила трубочку. Мутноватый напиток стал выглядеть вполне безобидно. Девушка поставила лимонад перед мужчиной, а сама отошла, чтобы приготовить заказанный сэндвич.
  От готовки ее отвлек странный звук, похожий на рык. Владислава выглянула из кухни.
  Облокотившись руками о стойку посетитель, крутил головой. Из его горла вырывался пугающий звериный хрип. Владислава краем глаза заметила, что стакан с лимонадом наполовину пуст. Не решаясь подойти ближе, девушка наблюдала, как незнакомец делает несколько шагов назад. Его лицо начало искажаться, волосы удлиняться и темнеть. Плечи стали шире, да и в росте мужчина увеличился. Трансформация была настолько быстрой, что не прошло и пары минут, как посреди "Старика Евгения" стоял огромный медведь-гризли со святящимся лимонно-желтыми глазами.
  Страх сковал Владиславу. Она во все глаза смотрела на огромного зверя, не в силах даже пошевелиться.
  Ступор прошел лишь тогда, когда медведь, обнажая свои огромные клыки, громогласно заревел. И Владислава сделала то единственное, что обязана делать любая попавшая в беду девица - она пронзительно завизжала.
  
  
  Беду Старик Евгений почувствовал задолго до того, как услышал крик Владиславы. Нюх на неприятности у него появился еще в Афгане. Он коснулся кармана, проверяя на месте ли фляжка с лимонадом, и поспешил вернуться в кафе. Одно хорошо, пошедший за ним пацаненок, Петька, заплутал и вряд ли успеет добраться до сестры раньше Старика.
  Владислава поняла, что визгом себе не поможешь, еще до того, как у нее в легких закончился воздух. Закончив кричать, девушка скользнула в кухню и закрыла за собой дверь. Тонкая деревяшка не смогла бы надолго задержать сурового зверя, но других идей у Владиславы не было. Она схватила со стола огромный разделочный нож. Помочь он ей, никак не мог, однако действовал успокаивающе.
  Кухня была единственным местом в доме, где окна находились высоко, под самым потолком, и выход из нее только один - в зал кафе. Казалось, хуже места для спасения и не найти. Тем не менее, к кухне примыкала узкая темная кладовка, заставленная Стариковским лимонадом. Владиславе не оставалось ничего другого кроме как запереться в ней. От кисло-сладкого запаха лимонов и неуловимого флёра алкогольных паров у девушки закружилась голова. Она отступила в самую глубь кладовки. От страха сердце Владиславы билось быстро. Девушка надеялась, что помощь не заставит себя ждать.
  
  Старик Евгений появился в кафе как раз тогда, когда медведь ударом вынес фанерную дверь и начал громить кухню. Если бы в тот момент кто-нибудь наблюдал за Стариком, то он бы без сомнения удивился удивительной для его возраста подвижности.
  Быстро, как стрела, Евгений пересек зал кафе и с подростковой ловкостью перемахнул через стойку. В его правой руке оказалась фляжка. Старик успел открутить крышку до того, как гризли приметил его.
  - Ей, тварюга, - Евгений окликнул медведя и, когда тот обернулся, плеснул ему в морду лимонада из фляжки.
  Сразу же запало паленным мехом и сладкими лимонами. Под мутноватой желтой жидкостью морда зверя начала оплавляться. Обезумевший от боли гризли замахнулся своей огроменной лапой. Старик успел отскочить, иначе зверь в момент его угробил бы. Евгений отступил к стойке, к бутылкам с лимонадом.
  Евгений схватил первую бутылку аккурат в тот момент, когда гризли высунул свою изуродованную морду из кухни. Приподнявшись на задние лапы, медведь грозно заревел, и в этот момент Старик разбил ему о грудь темно-зеленую бутылку, наполненную лимонадом.
  На секунду стало очень тихо. Евгений услышал тяжелое дыхание медведя. Намокший мех на груди животного стал превращаться в постоянно растущую рану.
  Когда гризли рухнул на пол, Евгений надежности ради облил его жёлто-мутной жидкостью. Не пройдет и нескольких минут, как от пугающего монстра останутся лишь когти и уши.
  
  
  Отец задерживался. Мать и дети сидели на краю утёса, болтая ногами. Старик Евгений сидел вместе с ними и рассказывал правду. Волны океана разбивались о скалы где-то внизу, но рассказ старика был для Алябьевых гораздо страшнее опасности свалиться в эту бушующую бездну.
  - ... Когда это началось, спросите вы? Началось совсем недавно, чёрт возьми, хотя могло начаться давно. Пентагон, когда ещё Аляска была американской, использовал здешние острова для экспериментов. Чудовищных экспериментов, и то, что вы видели - это лишь цветочки. Думаете, так просто Аляску продали? За долги, да?
  - Так этот полиморфный вирус можно победить? - спросила Владислава.
  - Да, чёрт возьми, - Евгений нервно дёрнул глазом. - Лимонадом. Точнее, тем, во что он превратился за эти годы.
  - Где ты его берёшь, вообще? Откуда его так много?
  Евгений с кряхтением поднялся.
  - Пришло время показать вам это, идёмте, - с этими словами безумный Евгений схватил Петра и Варвару за руку и потащил куда-то в заросли. - Думаете, это просто скала? Ха!
  Тропа привела их к неприметному бетонному сооружению, заросшему мхом. Отворив ржавую дверь, старик потащил Алябьевых в сумрак подземелья.
  - Не поломайте ноги, ещё мне не хватало вас потом лечить! - ворчал старик, когда кто-то запыхался.
  Длинная лестница закончилась, и Евгений включил тумблер. Огромный тёмный зал озарился одинокой тусклой лампочкой. Стеллажи с рядами разномастных ящиков тянулись на сотни метров вглубь, и, казалось, им нет числа.
  - Высшее командование США во время Вьетнамской войны загорелось желанием создать стратегический запас лимонада, - вещал Евгений. - Чтобы хватило на долгие века вперёд. Тупые америкосы не знали, что их лимонад со временем портится и превращается в страшное бактериологиеское оружие, готовое убить любого зомбяка. Если вирус когда-нибудь распространиться по всей планете, здесь останется единственная надежда человечества, способная спасти мир.
  Варвара поняла, на кого похож старик. Евгений до боли походил на Брюса Уиллиса, фильмы с которым она так любила в молодости.
  - Но что нам делать теперь?! - завизжала Владислава.
  - Разбрасывать! - рявкнул Евгений. - Разбрасывать повсюду бутылки лимонада! Раздавать их поселковым и проезжающим. Продавать их за две копейки, чёрт возьми, пусть у каждого будет этот никчёмный артефакт времён холодной войны.
  Маленький Пётр слушал старика, затаив дыхание. Он уже мнил себя героем, готовым спасти мир от страшной угрозы.
  - Вот вы где, - послышался голос Сергея, спускающегося по лестнице.
  - Папа! - закричала Владислава, со слезами бросившись к отцу-неудачнику. - Стой, девонька моя, - старик схватил девушку за предплечье и осторожно отступил к ящикам с лимонадом. - На, угости своего папку лимонадиком.
Категория: Рассказы с конкурсов | Добавил: Silvester (2011-06-22)
Просмотров: 435 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Ссылки

  • Фестиваль и издательство "Аэлита"
  • Категории раздела

    Вход на сайт

    Поиск

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0