Среда, 2017-12-13, 8:24 AM
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Андрея Скоробогатова

Proza

Главная » Статьи » Рассказы вне циклов » Рассказы с конкурсов

На пыльных тропинках далёких планет

 

Влад скомкал опустевшую пачку «Беломора» и выбросил её в форточку. Чиркнул спичкой, по-обезьяньи почесал подмышку в тельняшке и нахмурился. Курение от хандры уже не спасало, как и водка. Что водка для эльфа-полукровки, к тому же служившего в ВДВ?

Плюнул, целясь в раковину, потушил последнюю сигарету и открыл нижний ящик тумбочки. В ящике лежала заначка – пять тюбиков клея «Момент» и пачка дорогих полиэтиленовых пакетиков. Все остальные запасы отравы эльф выбросил сразу же, как закодировался от токсикомании, но эти, в ящике, оставил, успокоив себя, что потратит клей на хозяйственные нужды.

Злобно, брезгливо подёргивая длинным ухом, достал тюбик, свинтил крышечку... До боли знакомый запах ударил в ноздри, вызвав рвотные позывы. Влад, морщась, выдавил половину тюбика в свежий пакетик и остановился. «Не нюхай, не нюхай», – закрутилось в голове, перед глазами померещились черепа. Кодировал эльфа неплохой экстрасенс, но сейчас внутри Влада происходила битва – между заклятием кодирования и волей к пагубной привычке.

Внутренняя битва закончилась внезапно, звонком в дверь.

Влад бросил пакетик с клеем в ведро, шарахнулся в прихожую, чуть не запнувшись об пустые пивные бутылки «Тагильского», и зыркнул в глазок.

Перед дверью стоял Рудольф Степаныч – низкорослый коренастый мужичок с рваной рыжей бородой. Гном работал кладовщиком на мебельной фабрике.

Эльф открыл замок, пропустил товарища в прихожую и пожал руку. Рука на миг приклеилась – предательская капелька клея выдала Влада.

Рудик поднял недовольный взгляд на эльфа-токсикомана.

– Что же это ты, получается? За старое? Нехорошо.

– Видал, как ЦСКА сыграли? – Влад решил перевести тему. – Вратарь молодец, против такой команды, и ничья!

– Это не вратарь молодец, – проворчал гном, отряхивая табуретку от табачного пепла. – Это они гоблинов-легионеров набрали.

– Националист ты, Рудик, – покачал головой ВДВ-шник. – Вот я, скажем, на четверть татарин, так мне что, теперь, не жить?

Эльф действительно имел татарские корни; таких, как он, на Уралмаше очень много. В паспорте он был записан как Владленеллион Рафикович Королёв, 1954 года рождения. Имя расшифровывалось как «Воитель Владимира Ильича Ленина», а на эльфийском окончании настояла мать, которая, несмотря на партийную принадлежность, очень гордилась своими корнями.

Рудольф же имел немецкие крови – его дедом был ссыльный немец, строивший после Второй Магической Жуковские дома на проспекте Ленина. Бабушка же и родственники по материнской линии были коренными уральскими гномами.

– Я не националист, и не в национальности дело. Ты марксист. Партийный. Ты мне лучше скажи, чего ты опять за старое? – оборвал тираду гном, вернувшись к неприятной теме. – Ведь кодировался же. Дорогой экстрасенс, магия воды, если не путаю?

– Воздуха... – угрюмо поправил Влад.

– Вечно их путаю. Ну вот, тем более! Восемьдесят рублей отдал, это ж половина моей пенсии! Чего тебе не хватает?

– Хандрю. Ничего не помогает.

– Стыдно должно быть, Владленеллион. Эльфийских кровей, партийный, служил в ВДВ. А нюхаешь такую дрянь.

– Лоханулся я с кодированием. Всё равно тянет.

Рудик пожал плечами, достал трубку, коробочку с махоркой, неторопливо набил трубку и закурил. Непродолжительное время оба молчали, разговор не клеился.

– Я тебе сразу говорил. Сходи к нашему вахтёру-шарманщику, Леонтию Серафимычу.

– Не доверяю троллям, – нахмурился Влад. – Тем более шарманщикам.

– Он - мужик хоть куда. Даром что тролль. С севера, там плохих экстрасенсов не бывает.

– Шаманы, – кивнул Влад. – Но он же всего второго разряда шаман. Думаешь, поможет?

– Поможет, к тому же бесплатно! У тебя когда смена? Завтра?

– Послезавтра. Завтра выходной.

Эльф трудился сантехником в местном ЖЭКе, и начальство бывшего ВДВшника очень ценило. Гном громко хлопнул по столу докуренной трубкой.

– Вот и съездим завтра! Нечего рассусоливать.

– Где хоть живёт-то твой друг?

– На ЖБИ. Ты не боись, мы на трамвае поедем.

– А Глафира Семёновна отпустит?

– Ещё как отпустит. Скажу, что за шампунем поехал – зайдём по дороге в «Самоцветы».

 

* * *

Трамвай восьмого маршрута оказался дизельным, старым и потому неимоверно вонючим. Дух сталинской эпохи с её репрессиями, остроконечными замками и без вести пропавшим в конце концов лидером смешивался с запахом заводских труб промзоны и вгонял в хандру. На миг у Владленеллиона возникло де-жа-вю – ему показалось, что он уже когда-то ехал на таком же самом трамвае, и ему было также нелегко на душе. Он даже вспомнил, когда – перед армией, во время бунта атомных демонов на Белоярской электростанции и эвакуации населения из сорокакилометровой зоны. Почувствовав тяжелое состояние товарища, гном попытался развлечь историями.

– В «Вестях» сказали, что на американских выборах может победить вампирская партия.

– А нам-то какое дело, – отмахнулся эльф. – У нас вампиры – нацменьшинство.

– Ну, наши могут почувствовать усиление влияние, поднять бучу на Дальнем Востоке.

– Не поднимут. У них пенсии и так неплохие.

– А если вампиры опять на Кубу покусятся? Как тогда, в шестьдесят втором?

– У кубинцев хороший лидер, восьмого разряда экстрасенс. Настоящий Магистр, он свой народ в обиду не даст.

Трамвай проехал по мосту и покатился мимо небольшого сквера. Разговор не клеился, и Рудольф уткнулся в окно.

– Весна... – мечтательно протянул бородач. – Листочки распускаются. Скорее б грибы пошли.

– Грибы... – повторил Владленеллион и наконец-то улыбнулся. Эльф был заядлым грибником и сезона рыжиков ждал с не меньшим нетерпением, чем месячной получки.

Район ЖБИ построили недавно, и дворы оттого казались чистыми и свежими. Грязным оказался только воздух – ещё бы, ведь в каком-то полукилометре отсюда был огромный завод железобетонных изделий, где беспартийные элементали земли бесплатно трудились во благо Партии и отечества.

Влад удивился, отчего простому вахтёру-шарманщику, да ещё и тролльских кровей, дали квартиру в столь неплохом доме, но спросить об этом у гнома поленился. Вообще, институт вахтёров-шарманщиков был введён относительно недавно и оттого казался загадочным. Наверняка не обошлось тут без Комитета Магической Безопасности.

Поднявшись на свежем, ещё неисписанном подростками лифте на третий этаж, они позвонили в дверной звонок. Тучный тролль-громила открыл дверь не спрашивая – не то предчувствовал своим шаманским чутьём, не то от уверенности, что его двухметрового роста поостережётся любой грабитель. Влад еле сдержался, чтобы не поморщиться. Неприязнь к огромному зелёному гражданину коренилась в эльфийской душе глубоко и шла ещё из тех диких времён, когда не существовало ни равенства классов, ни партийного аппарата, а экстрасенсы звались магами и жили совсем в другой реальности. При встрече с троллем тогда полагалось выхватить лук из-за плеча и всадить болт промеж глаз, но эльф сдержал инстинктивные порывы – Леонтий Серафимович выглядел вполне дружелюбно.

– О, Владлен? – сказал он бархатистым баритоном. – Проходите.

– Владлениллион, – хмуро поправил эльф и тут же добавил: – Можно Влад.

– Хорошо… И ты, Рудольф Степаныч, тут. А я и не заметил.

Из спальни лениво высунула морду супруга вахтёра – пожилая, седовласая и в бигудях – и тут же скрылась. В руках она держала большого плюшевого ежа.

На тесной кухоньке уже была накрыта «поляна» – раскрытая килька в томатном соусе, опята «Волшебные», сысертские, нарезанная буханка чёрного «Чусовского» и бутылка «Столичной».

– Я пас, – сказал Рудольф Степаныч. – Чаще, чем в месяц, не потребляю.

– Тогда – убираем, – немного расстроено сказал тролль. – Пациенту пить всё равно не положено.

Влад нахмурился. Во-первых, он и сам пить не особо хотел, потому что на эльфов алкоголь не действует, а во-вторых, зачем тогда доставать бутыль и дразнить? Некрасиво это выглядело, и симпатия к троллю вовсе сошла на нет. Но отказываться от бесплатных услуг было нехорошо.

- Угощайтесь килькой, – кивнул тролль-шарманщик, грузно плюхнувшись на стул. – Нет ничего более чудесного и естественного, чем есть кильку руками прямо из банки.

– Это точно! – с уважением отозвался гном,  схватил мёртвую рыбёшку за хвост и отправил в рот. – Что, когда начинать будешь?

– Да прямо сейчас, – тролль отряхнул руки, поднялся и вышел в коридор. – Сейчас шарманку достану… Это даже лучше, что ты пришёл, поможешь её крутить вместо супруги.

Тролль бросил шарманку на пол и завис над плиткой, частично закрыв от гостей обзор. Зашумел газовый огонь в горелке, из мешочков на сковородку посыпались травы, снадобья и какие-то светящиеся ингредиенты. Магию огня эльф недолюбливал и потому отвернулся, наложил опят в тарелку и принялся дегустировать их с «чусовским», параллельно разглядывая аппарат.

Шарманка была огромной, медной и достаточно старой. Владленеллион, не шибко разбиравшийся в антиквариате, оценил её возраст началом тридцатых годов. Её бока были расписаны лозунгами времён коллективизации, ликами вождей и рунами процветания и правопорядка.

На сковородке тем временем тушилось что-то вонючее, кислое и странное, заполнявшее запахом всю кухню. Стало жарко и душно. Тролль сдвинул столовые приборы и поднял шарманку с пола. Приготовления закончились.

– Крути, – скомандовал Леонтий Серафимович гному.

 

* * *

Аппарат занял половину стола, и Рудольф Степаныч из-за своего небольшого роста еле дотягивался до ручки, когда она была в верхнем положении. Из шарманки полилось металлическое, тревожное пение пионеров под гулкое завывание электрогитар:

 

На все века великими делами

Прославил Сталин наш родной народ.

Над миром реет ленинское знамя,

На путь борьбы, на подвиги зовё..

На все века великими делами

Прославил Сталин наш родной народ.

Над миром реет ленинское знамя,

На путь борьбы, на подвиги зовё…

На все века великими делами…

 

У Владленеллиона кружилась голова, перед глазами плыли розовые круги. Тролль молча подвинул стул вместе с сидящим на ней эльфом в середину кухни, встал напротив и стал водить вокруг него горячей сковородкой, снятой с плиты, бормоча под нос выдержки из магических сочинений Ленина. Из-за мрачной, таинственной обстановки и дыма Владленеллион не сразу сообразил, что находится на сковородке, плящущей в руках тролля.

А находился там маленький, светящийся, кипящий и полыхающий синем пламенем Свердловск. Его, Владленеллиона, родной город, только крохотный и умирающий.

Дым отечества не был сладок. Эльфу стало не по себе от мысли, что его малая родина гибнет в руках какого-то тролля-шарманщика, он захотел выхватить сковороду из рук, но понял, что его руки парализованы, обездвижены, и он едва может дышать. Спустя пару минут он и сам стал повторять, еле двигая губами:

– …На все века великими делами прославил Сталин наш…

Потом перед глазами закружились видения, лица партийных вождей и иных великих экстрасенсов: Карла Маркса в колдовском колпаке, Хрущёва, стучащего посохом по трибуне в ООН, Жукова, победоносно влетающего в Берлин на драконе… Время потекло быстро-быстро, потом квартира куда-то исчезла, мимо пробежали трамваи, улицы, заводские трубы, и затем эльф очнулся – на похожей кухне, только у себя дома.

– Ну как, прошло? – послышался голос Рудольфа Степаныча.

– Угу, – кивнул Влад и откинулся к стенке.

Как только дверь за гномом закрылась, эльф поднялся, неровной походкой пошёл к тумбочке, сгрёб всё содержимое нижнего ящика и отправил в форточку.

 

* * *

– Вентиля надо менять, – твёрдо сказал Влад, поднимаясь с коленок. – Ничего не могу сделать. Всё течёт, ничего не помогает.

– Ох, а що ж делати? – всплеснула ручонками молодая дриада.

Судя по акценту и фамилии Василенко она была украинкой. Дриады, особенно молодые, Владу нравились, хотя о женитьбе он ещё даже не думал – стыдно было с эльфийскими кровями раньше сорока лет лезть под каблук. Дриадам же, судя по всему, нравились сантехники, чьё грубоватое, самоучное владение стихией воды вызывало уважение даже у имеющих соответствующий разряд.

– Покупать в хозтоварах, - лениво сказал эльф, положив гаечный ключ в чемоданчик и вытирая руки. – Купите, потом вызовите, я вам всё бесплатно поставлю.

Другие в ЖЭКе делали такое за водку, или за деньги, но Влад обычно этим не злоупотреблял.

– А як вас звуть? – игриво спросила дриада-украинка.

– Владленеллион Рафикович… Влад. Спросите у диспетчера, он знает. До свидания.

Эльф подхватил чемоданчик, прошагал в сапогах в коридор и вдруг оцепенел. В коридоре на стене висел цветной календарь с фотографией аллеи и какого-то, вероятно, украинского памятника Сталину. Картинки с лицами вождей снова забегали перед глазами, стало подташнивать, в ноздрях снова засвербило от запаха дымящегося Свердловска…

И вдруг эльф всё понял. Абсолютно всё.

– …Що с вами, Влад?!

Эльф открыл глаза. Маленькие зеленоватые ладошки нежно хлопали его по лицу, а карие глаза дриады, сидящей перед ним на корточках, тревожно смотрели на него.

Влад поднялся с пола.

– Странно… Сколько я провалялся?

– Пару минут. Я вже думала звонити в скору… С чего это?

Эльф помотал головой и протёр глаза.

– Не знаю... Это всё шаман, экстрасенс огня. Я у него… лечился. Видимо, побочный эффект. Но он же всего второго разряда!

– Приходити к нам в Ботаничний Сад, – дриада ещё раз каснулась щеки сантехника. – Ми практикуем махию води и вмеим лечити побочни эфекти.

 

* * *

Первое, что сделал эльф после окончания смены – это сел на восьмой трамвай и покатил на ЖБИ. Благо, в этот раз трамвай был электрическим. Дом тролля-шарманщика нашёлся не сразу, словно желая спрятаться от глаз эльфа в городском ландшафте.

- Кто? – буркнул недовольный женский голос из-за двери.

- Это Владленеллион, я проходил лечение у вашего мужа.

– Леонтий на дежурстве! Вы бы ещё попозже пришли! Ходют тут.

– Тогда ответьте вы, что со мной происходит?! – выкрикнул эльф.

Возникла пауза, затем старческий голос нехотя проворчал.

– А то и происходит. У кодирования всегда побочные эффекты. У кого-то прозрение происходит, у кого-то, наоборот, ложные идеи. Не разбираюсь я. Идите отсюда, мне стирать надо.

– Когда будет ваш муж? Завтра он не дежурит?

В ответ послышалось молчание. Эльф позвонил пару раз в звонок, но потом плюнул, решив спросить о дежурстве тролля у Рудольфа Степаныча.

 

* * *

– Горе-то какое, – вздыхал гном, качая головой. – Прямо во время дежурства взорвалась шарманка. Видать, там был пиропатрон на случай измены режиму, и его случайно активировали. Старик выжил, но у троллей, как ты знаешь, рефлекс – при взрывах впадают в анабиоз. Возраст только… Не знаем, выживет Леонтий Серафимыч, или нет.

– Что же мне тогда делать? Что за кодирование он применил, как лечить побочные эффекты? За последние два дня это всё… усилилось, я вижу видения всё отчётливей. Раньше, когда я нюхал клей, такое тоже было, но всё как-то сумбурно, а теперь…

Влад шагал по кухне гнома как загнанный зверь.

– Что за видения? – осторожно поинтересовался гном.

– Не стоит об этом, – довольно оборвал Влад.

Гном кивнул и тактично перевёл тему.

– Логично, что побочные эффекты экстрасенсов огня следует лечить магией воды. Только вот ни одного знакомого у меня нету, а к незнакомым…

– У меня из знакомых – только в ЖЭКе штатный, первого уровня… Хотя погоди! – эльф вскочил со стула и прыгнул в прихожую, едва не сбив супругу Рудольфа Степановича. – Знаю одну! Я еду к ней!

– Куда это он? – осторожно спросила Глафира Семёновна.

– Он сказал «к ней», - ехидно ухмыльнулся бородач. – Не иначе как весну почуял.

– Я гляжу, он сам не свой. Давно я говорила – жониться ему пора.

 

* * *

– Извините, вы не подскажите, как найти Василенко Марусю Анатольевну? – спросил эльф, наклонившись к низенькому окошку. В вахтёрской будки Ботанического сада сидело двое хиппи-хоббитов непонятного пола. Во всю стену будки висел плакат запрещённой эльфийско-английской группы «Жуки».

Ботанический сад всегда был островком либеральной свободы в океане воинственного марксизма.

– Мир тебе! – пискляво ответил один из вахтёров. – Она у нас куратор кактусовых. Иди по центральной аллее до третьей оранжереи, только ничего не ломай.

– Это я понимаю, – обиженно ответил Влад. Он хоть и сантехник, но всё же эльф.

В третьей оранжереи было очень жарко. В раскалённом песке и каменистых горках росло полсотни кактусов – разных расцветок, размеров и форм. Маруся Анатольевна сидела среди всего этого великолепия в маленьком надувном бассейне в позе лотоса. Промокшая туника облегала её зелёноватое украинское тело, отчего эльфу немного захотелось порвать свой партбилет, но он сдержался.

– Маруся Анатольевна? – тихо спросил он. – Вы обещали мне помочь?

– Ох, це ви! – радостно сказала куратор кактусовых. – Сымайти пальто и сидайте поручь.

Владу было немного неудобно, но пальто он снял.

– Повидайте мени, як всё було, – сказала дриада, села ему за спину и стала массировать мокрыми пальцами его виски.

– Я вернулся из ВДВ и долго не мог найти себе работу, – Владленеллион закрыл глаза. – Вы же знаете, на эльфов алкоголь не действует, поэтому во время душевной хандры я стал… иногда нюхать клей «Момент». Потом я нашёл работу сантехником, всё стало намного лучше, но всё равно я чувствовал, что это не моё, и ничего не мог сделать…

Ви продовжували нюхати?

- Да. Правда, реже, только по праздникам, но всё равно. Однажды я решил от этого избавиться, и пошёл к экстрасенсам. Первый не помог, а второй… он был троллем-шарманщиком откуда-то с севера. Он сделал какое-то тёмное колдунство с поджаренным городом на сковородке. Вы слышали о таком заклинании?

– Ни… – сказала дриада. – Ви продовжуйте.

- Сейчас тролль из-за несчастного случая на производстве впал в кому… или в спячку, их там не поймёшь. А я не могу вылечиться, меня преследуют видения, как тогда, у вас в коридоре. Как, кстати, ваш вентиль?...

Эльф открыл глаза. Оказалось, что к ним незаметно присоединилось ещё две сотрудницы ботанического сада – всё в тех же полупрозрачных туниках, едва скрывавших их молодые комсомольские тела. Дриада убрала руки и рассмеялась звонким голоском.

– З ним усё в порядку. Що за видения?

– Я… Я вижу пустоту. Первозданную пустоту реального мира, в которой нет ни звёзд, ни земли, ни… партии. В этой пустоте сидит Ёж, огромный и колючий. И одинокий. Нет никого, кроме этого Ежа, и мы все – всего лишь его воображаемые друзья, песчинки его ежиного сознания, обредшие способность мыслить. А Ежу тоскливо, он сидит напротив этой грёбаной пустоты, курит трубку, ест грибы, мечтает и спит. Весь наш мир, вся тысячелетняя история нашей страны – всего лишь полуденный сон этого Великого Ежа… И когда ты понимаешь, что весь этот мир – иллюзия, а Ежу так грустно, так одиноко, то хочется выпрыгнуть, выйти из этого мира наружу, чтобы нашему создателю не было так грустно. Но ты не можешь, ведь ты – всего лишь иллюзия… Ну не бред ли, а?

Влад ожидал, что дриады будут смеяться, но они молчали.

– Может, и бред. Может, и нет, – сказала сидящая рядом дриада. – Существует много гипотез относительно того, где мы находимся и кто мы. Главное, не то, что ты видишь, главное то, кем ты хочешь быть. Найди себя. Выполни своё предназначение.

– Но как?! – Влад вскочил из бассейна, обдав брызгами всё вокруг. – Как мне это сделать?

– Надо совершать добрые дела. От ковыряния в унитазах добрее не станешь. Выполнишь предназначение - и видения исчезнут. Может, твой Ёж именно этого и хотел?

 

* * *

Они долго шли по широкой пыльной лестнице наверх, мимо небольших галерей и коридоров пещерного монастыря.

– Когда-то здесь был Качканарский монастырь балаечников-каратистов, – говорил старец в сером одеянии. – Теперь здесь наша община. Нас всего тридцать человек. Меня зовут Георгий.

– Человек?

– Да. Мы чистокровные люди. Не то, чтобы мы блюдём чистоту крови, просто так получиться. Во времена расовой терпимости и смешанных браков нам приходится нелегко, ведь мы совершенно невосприимчивы к магии, - старец повернулся. – Так что вы здесь ищите? Зачем вы прилетели сюда с этой зелёной женщиной на воздушном шаре?

Они поднялись на верхнюю площадку, подставив лица горным ветрам. Наверху стояла странная, конусообразная и хрупкая конструкция из сухих веток и тростника. Рядом стояли юноша и девушка в старых джинсовых куртках.

– Предназначение, – сказал Влад. – Я прочитал о вас в старой газете и решил, что могу вам понадобиться. Так чем же вы занимаетесь?

– Понимаете, – старец подманил юношу. – Я был очень злым, тяжёлым человеком. Но потом… на меня снизошло озарение. Я горю этой идеей с шестидесятых годов – тогда, как мне показалось, мы все потеряли, забыли сделать что-то важное. Это в некотором роде государственная тайна, но кому мы нужны… Наш проект почти не финансируют, нам еле хватает на дизель для электростанции. Всё делаем сами. Понимаете… Человечество, ещё до того, как в наш мир стали приходить эльфы, гномы и прочие, веками мечтало покорить космос. Звёзды… Галактики… Понимаете?

– Понимаю. Я бывший ВДВ-шник, я знаю, что такое летать.

– Нет-нет, вы летаете при помощи чужой магии, а тут… Совсем другое. Мы хотим облететь вокруг Земли в безвоздушном пространстве при помощи ракетного двигателя!

– Вы?

– Ну, не совсем мы.

Георгий смущённо улыбнулся. Юноша, стоящий рядом, раскрыл ладони, показывая сидящего в них зверька. Это был хомяк – обычный домашний грызун, очень модный теперь у школьниц-гномих. Он смешно дёргал носом и слеповато смотрел в сторону эльфа.

– Это наш первый космонавт. Мы назвали его Гагарин. Мы верим, что когда-нибудь он полетит и станет первым землянином, покорившим космос. Я уже стар, предстоит много работы… Боюсь, я не дотяну. Вы сможете помочь мне? Организовать ребят, взять часть нагрузки на себя?

Влад посмотрел в бездонную небесную синеву, и ему показалось, что он увидел в их тонкой дымке облаков чью-то большую, колючую и добродушную улыбку.

– А почему бы не попробовать, – эльф взял Гагарина в руки и улыбнулся. – Ну, здравствуй, космический хомяк.

Категория: Рассказы с конкурсов | Добавил: Silvester (2012-05-09)
Просмотров: 395 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Ссылки

  • Фестиваль и издательство "Аэлита"
  • Категории раздела

    Вход на сайт

    Поиск

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0